Свяжитесь с нами

044 289-87-57 044 529-01-17

Свяжитесь с нами

044 289-87-57
044 529-01-17

Практические аспекты применения норм нового Уголовного процессуального кодекса Украины: проблемы и перспективы

Категория: Уголовные дела Обновлено 07.11.2013 00:00 Опубликовано 07.11.2013 00:00

 В ноябре 2013 года юридическое сообщество будет праздновать первую годовщину применения норм нового Уголовного процессуального кодекса Украины (далее - УПК). Указанная дата является очень важной, поскольку именно после нее, надеемся, законодатель обратит внимание не только на позитивные моменты нового УПК, но и на негативные, которые очень существенно влияют на качество уголовного производства и обеспечения прав лица на защиту.

 

 Стоит признать, что позитивные последствия нового порядка расследования уголовных правонарушений являются значительными. Например, если говорить статистическими данными, можно отметить, что не существенно, но увеличилась часть оправдательных приговоров. Стоит признать, что во время действия старого УПК часть оправдательных приговоров равнялась приблизительно 0,2 % от всех приговоров, а по новому УПК уровень оправданий достигает приблизительно 0,4%. Конечно сегодняшние показатели не позволяют делать «радужные» перспективы, поскольку и правоохранительные органы, и суды до сих пор придирчиво (со значительной долей сомнения) относятся к доказательствам стороны защиты, чем фактически подтверждают свой обвинительный уклон. Анализируя позитивную динамику увеличения количества оправдательных приговоров, хочется надеяться, что суды будут справедливо и принципиально относиться как к стороне защиты, так и к стороне обвинения, ведь от этого выигрывает лишь общество, поскольку уровень профессиональной подготовки участников процесса будет существенно повышаться [1].

 Продолжая анализ статистических данных, нужно отметить, что у потерпевших от преступления увеличились шансы защитить свои права и привлечь виновных к ответственности. Ведь фактически автоматическое открытие уголовного производства по его заявлению (уведомлению) гарантирует последнему, что расследование будет проведено (как минимум начато). В последнее время количество зарегистрированных уголовных производств увеличилось почти на 20 тыс. (или на 35%). В 2012 г. ежемесячно возбуждалось почти 38 тыс. дел, тогда как в 2013 г. ежемесячно Реестр увеличивался на 58 тыс. производств [1]. Таким образом, не трудно догадаться, какой «груз» на сегодняшний день лег на следственные органы, ведь нагрузка увеличилась в несколько раз. Следовательно, с одной стороны мы имеем гарантированное открытие уголовного производства по каждому обращению гражданина, с другой – некачественную работу следователя, затягивания расследования, что вызвано чрезмерной нагрузкой.

 Такую тенденцию пытаются прекратить правоохранительные органы путем оперативного закрытия уголовных производств, чтобы искусственно не увеличивать Реестр. Однако, в таком варианте фактически нивелируется целесообразность ввода автоматического начала досудебного расследования, что нельзя считать правильным.

 Считаю, что для уменьшения количества уголовных производств нужно ввести механизм подачи заявления (уведомления) о преступлении лицом лично, с обязательным предупреждением его об уголовной ответственности за заведомо неправдивое сообщение. Если лицо не может подать заявление лично, его заявление должно быть проверено в сжатые сроки и если лицо подтвердит лично о совершенном относительно него преступлении, то лишь тогда должно быть открыто уголовное производство.

 Кроме того, нужно определить категорию дел, которые не представляют значительной общественной опасности и поручить проведение уголовного расследования таких правонарушений, например, участковым инспекторам (с обязательным контролем следственного подразделения). По крайней мере, это сможет частично уменьшить нагрузку на следователя, которая даст ему возможность заниматься серьезными уголовными правонарушениями. К тому же с целью предоставления помощи следователям в расследовании уголовных производств, уместно было бы ввести институт помощников следователя. Считаю, что это имело бы больший позитив для следствия, чем вариант, когда в качестве таких помощников выступают работники оперативных подразделений.

 Продолжая анализ статистики, отметим, что позитивным моментом является уменьшение количества лиц, которые пребывают в СИЗО - на 45%. Кроме того, уменьшилось количество ходатайств следователя (прокурора) о взятии лиц под стражу - на 45%, поскольку достаточно часто используются альтернативные меры пресечения (личное обязательство, домашний арест) [1].

 Уменьшилось количество предоставленных судом разрешений на прослушивание лиц на 20%, однако постоянно увеличивается количество разрешений на доступ к документам, изъятие и арест вещей. В последнее время количество удовлетворенных ходатайств стороны обвинения (по разным вопросам) со стороны следственных судей составляет приблизительно 90%, что является существенным показателем. Но 10% отказов дает надежду на то, что следственный судья будет в дальнейшем более принципиален к нарушениям со стороны органов следствия и, в случае невыполнения последними требований закона, будет выносить правосудное решение, не принимая во внимание то, что это решение может не удовлетворить следствие и прокуратуру. Уверен, что такие «профилактические» действия заставят органы досудебного следствия более профессионально подходить к выполнению своих должностных обязанностей.

Анализируя практику применения норм УПК Украины, стоит говорить об определенных проблемах в его реализации, которые заключаются в следующем.

1. Достаточно часто заявления (уведомления) об уголовном правонарушении идентифицируются правоохранительными органами, как обращение и рассматриваются по правилам, определенным Законом Украины «Об обращении граждан». Иногда такие заявления вообще не регистрируются без объяснения причин или такие заявления направляются в другие органы (для изучения), которые не связаны с проведением досудебного расследования. Не редко квалификация деяния, отсутствие события и состава правонарушения определяется следователем (прокурором) самостоятельно еще до открытия уголовного производства с игнорированием содержания информации, которая содержится в заявлениях (уведомлениях). Подобные действия органов досудебного следствия фактически исключают возможность реализации положений ст. 214 УПК Украины, которая предусматривает неотложное (но не позже 24 часов) после предоставления заявления (уведомления) о совершенном уголовном правонарушении внесение соответствующих сведений в Единый реестр досудебных расследований и начало досудебного расследования.

 Стоит заметить, что прокуратура, которая согласно закона осуществляет контроль и надзор за соблюдением законов, как орган, который осуществляет процессуальное руководство, должен обеспечивать четкое и беспрекословное выполнение требований ст. 214 УПК Украины. Но иногда прокуратура занимает «пассивную» позицию, сообщая, что действие органов досудебного следствия (относительно отказа в открытии уголовного производства) может быть обжаловано в суде. Это действительно так и лица достаточно часто обращаются в суд с соответствующими жалобами на бездеятельность следователя (прокурора), которые практически во всех случаях удовлетворяются. Но нужно ли перегружать суды подобными делами? Как можно еще более конкретнее выписать законодательные нормы, чтобы их выполняли органы досудебного следствия? Ведь в ст. 214 УПК Украины четко указано, что в случае поступления заявления (сообщения) об уголовном правонарушении автоматически должно быть открыто уголовное производство. Возможно в дальнейшем этот порядок будет изменен, но на сегодняшний день норма закона должна четко выполняться, особенно со стороны органов, которые осуществляют надзор за выполнением законов всеми субъектами правоотношений.

2. Еще одной проблемой в реализации норм действующего УПК является отсутствие соблюдения разумных сроков при проведении расследования. Если предыдущий процессуальный кодекс устанавливал отсчет срока на досудебное расследование с момента возбуждения уголовного дела, то действующий УПК снял такие ограничения и устанавливает сроки лишь с момента сообщения о подозрении. Считаю, что такое нововведение позволяет органам досудебного расследования злоупотреблять своим положением и статусом (особенно при расследовании экономических преступлений), а во-вторых, - оставляют многочисленные уголовные производства фактически без движения, поскольку ими никто не занимается, а нарушения сроков расследования нет. Стоит заметить, что действия (бездеятельность) органа досудебного следствия, которые заключаются в затягивании расследования, нельзя обжаловать ни в суд, ни в прокуратуру. Хотя именно прокурор обеспечивает проведение досудебного расследования в разумные сроки в понимании ч. 2 в. 28 УПК Украины. К сожалению, как показывает практика, прокуратура не исполняет свою обязанность и в ответ на жалобы, письма, заявления реагирует так, вроде бы «моя хата с краю», а следователь является самостоятельной фигурой. При этом прокуратура рекомендует обращаться к следственному судье. Но, простите, если мы будем перегружать суды, переводить на них обязанности прокуратуры, то все позитивные новеллы УПК будут нивелированы. Считаю, что прокуратура не имеет права занимать пассивную позицию и должна надлежащим образом исполнять свои обязанности, защищая интересы граждан во время досудебного расследования, обеспечивая реализацию норм УПК относительно соблюдения разумных сроков во время досудебного расследования всех без исключения уголовных производств и без проявления так называемой «заинтересованности».

3. Исходя из действующих норм УПК достаточно сомнительным является факт надлежащей реализации принципа состязательности сторон. Например, если говорить об экономических преступлениях, то достаточно часто органом досудебного следствия открывается уголовное производство и начинается проведение различных следственных действий: вызываются по несколько раз руководитель, бухгалтер предприятия для непонятных допросов, осуществляются выемки всех без исключения финансовых документов, обыски, другие гласные и негласные следственные действия. При этом документы изымаются у юридического лица, а вероятным подозреваемым может быть лишь руководитель предприятия, а также главный бухгалтер. Однако эти лица до последнего находятся в статусе свидетеля и предупреждаются об ответственности за отказ от дачи свидетельских показаний, за предоставление неправдивой информации и тому подобное. Органы досудебного следствия, достоверно зная, что только они могут быть субъектом преступления, официально не спешат сообщать последним о подозрении, чтобы не начинали отсчитываться сроки расследования. Таким образом, органы досудебного следствия могут годами осуществлять уголовное преследование, а само лицо будет лишено надлежащего права на защиту от такого преследования, ведь до предъявления сообщения о подозрении лицо имеет лишь права свидетеля, которые являются достаточно ограниченными. При этом, если же сообщение о подозрении предъявлено лицу, органы досудебного следствия почти в течение нескольких дней «корректируют» обвинительный акт и направляют дело в суд. Но как в таком случае лицо может осуществить надлежащую защиту своих прав, как сторона защиты может в течение нескольких дней успеть собрать и предоставить в суд свои доказательства, ведь органы досудебного следствия собирают доказательства в течение длительного срока, иногда годами, а стороне защиты предоставляются считанные дни. Соблюден ли в этом случае принцип состязательности сторон?

 Кроме этого не редко принцип состязательности не соблюдается следственными судьями. Так при рассмотрении ходатайств следователя (например, о временном доступе к вещам и документам, об аресте имущества и тому подобное), суд должен осуществить вызов лица, во владении которого находятся соответствующие вещи, которое является владельцем той или иной вещи. Из этого правила есть исключения, поскольку такие лица не вызываются, если есть угроза уничтожения документов или нужно обеспечить арест имущества. Все эти факты должны быть доказаны следователем, но, в большинстве случаев, следственный судья не вызывает заинтересованные лица, ссылаясь какраз на эти факты, которые никто даже не пытается доказать, суд ссылается на ограниченное время, предоставленное для рассмотрения и принимает решение по ходатайству следователя иногда даже без его вызова, а лицо, чьи права будут нарушены, лишается права выразить свою позицию. Таким образом считаю, что нужно или выполнять следственными судьями норму кодекса о вызове лиц, или исключить ее, поскольку она фактически не используется, но обязательно дать лицу право на обжалование определения следственного судьи, поскольку это исключит злоупотребление со стороны органов досудебного следствия и закрепит принцип состязательности сторон.

4. Достаточно часто органами досудебного следствия нарушается неприкосновенность права собственности, что является нарушением ст. 41 Конституции Украины, ст. 16 УПК Украины. Например, во время проведения обыска жилья или другого владения лица, органы досудебного следствия «позволяют» себе изымать не только те вещи, разрешение на изъятие которых предоставлено судом, но и другие, которые иногда даже не имеют отношения к делу. В понимании ч. 7 ст. 236 УПК Украины, такие вещи и документы считаются временно изъятым имуществом и их дальнейшую судьбу должен решать следственный судья, к которому не позже следующего рабочего дня должен обращаться следователь с соответствующим ходатайством об аресте. Если следователем не было подано ходатайство в определенный срок, имущество должно быть немедленно возвращено (ч. 5 ст. 171 УПК Украины). Исходя из практики, в большинстве случаев следователь или вообще не подает соответствующего ходатайства или подает его с пропуском определенного срока, но в обоих случаях имущество лицу немедленно не возвращается. Благодаря законодателю, в действующем УПК Украины содержится норма, согласно которой такие действия следователя могут быть обжалованы следственному судье. Кстати, такие жалобы рассматриваются в порядке ст. 306 УПК Украины и должны быть рассмотрены не позже 72 часов со дня поступления такой жалобы. К сожалению, но этот срок в большинстве случаев не соблюдается, что нельзя считать нормой. Очень часто судья по нескольку раз вызывает следователя (хотя его присутствие не обязательно), истребует документы, совершает другие действия, направленные так сказать на «исправление» ошибок следствия. Почему ходатайства следственного органа рассматриваются четко в определенный срок, а заявления (жалобы, ходатайства) человека в «удобное» для следствия и суда время? Считаю, что это является недопустимым, поскольку если суд не будет выполнять норму закона, то что можно говорить об органах досудебного следствия и других лицах. Нужно эту практику прекратить, установить контроль за четким соблюдением следственными судьями сроков рассмотрения ходатайств, заявлений, жалоб как стороны защиты, так и стороны обвинения.

Конечно, что это не все проблемы в реализации норм УПК, но те, с которыми мы сталкивались чаще всего в своей практике.

 Считаю, что никакое правоприменение, любые нововведения не должны нарушать право на защиту. Если законодатель вводит определенные ограничения, санкции и тому подобное, всегда нужно предоставить право лицу на защиту, право на правовую помощь, которое заключается в инициировании проверки правомерности действий должностных лиц независимым профессиональным судом. Другими словами я считаю, что реализация норм УПК должна обеспечить реальное соблюдение принципа состязательности сторон, а не просто декларировать его.

 Если органы досудебного следствия и прокуратура будут четко придерживаться требований Конституции Украины относительно реального права личности на правовую помощь, если они поймут, что обеспечение лицу права на помощь – это не является «жестом» доброй воли, а есть гарантированная государством возможность любого лица (независимо от его статуса, вида противоправного деяния, правоотношений с государственными органами) без неправомерных ограничений получать помощь по юридическим вопросам в форме и объемах, которые необходимы данному лицу, я уверен, что злоупотребления со стороны следствия исчезнут. Согласитесь, если судебная инстанция отойдет от обвинительного уклона, займет исключительно позицию арбитра, а лицо будет четко осведомлено о своих правах, будет в полном объеме с помощью защитника реализовывать свои права относительно установления объективной истины по делу, это заставит органы следствия более добросовестно подходить к выполнению своих обязанностей, что в будущем исключит бессмысленное открытие уголовных производств, уголовные преследования и направления «надуманных» дел в суд.

[1] Центр политико-правовых реформ. Реализация нового УПК Украины в 2013 году (мониторинговый отчет).

 

АО «Адвокатская фирма »ADVICE«

Адвокат Кулаков Виталий

 

Последние видео

Заказать обратный звонок




Свяжитесь с нами

044 289-87-57

© «ADVICE» , 2013
01042, г. Киев, ул. Академика Филатова, 22/8, оф.200
Тел.: (044) 289-87-57, (044) 529-01-17
E-mail: partner@advice.in.ua

Свяжитесь с нами

044 289-87-57

© «ADVICE» , 2013
01042, г. Киев, ул. Академика Филатова, 22/8, оф.200
Тел.: (044) 289-87-57, (044) 529-01-17
E-mail: partner@advice.in.ua